Методология, теория и практика педагогического проектирования

Педагогика и воспитание » Методология, теория и практика педагогического проектирования

Категориальный анализ проблемы социальной технологии сегодня вряд ли можно считать завершенным и оформившимся в определенной и относительно однозначной концепции. В общем виде под социальной технологией понимают любой социальный механизм, который приводит пользующегося им как инструментом группу к достижению тех изменений социальной сферы, которые ими были намечены. При таком понимании социальной технологии к ее разновидностям можно отнести этнические ритуалы, пропагандистские системы, деятельность средств массовой информации, школьные программы, обеспечение законопослушной деятельности членов общества и многое другое.

"В самом общем виде, - пишет Н. Стефанов, - социальная технология - это деятельность, в результате которой достигается поставленная цель и изменяется объект деятельности... Другими словами, социальная технология - это предварительно определенный ряд операций, направленных на достижение некоторой цели или задачи".

И далее уточняет: "Чтобы деятельность получила право называться технологией, необходимо, чтобы она была сознательно и планомерно расчленена на элементы, реализующиеся в определенной последовательности".

В приведенном определении можно выделить несколько значимых признаков:

а) достижение определенной цели;

б) ряд операций или элементов, на которые может быть расчленена социальная технология;

в) складывающаяся из последних определенная последовательность;

г) сознательный характер организации социальной технологии. Вместе с тем в данной спецификации отсутствует, по мнению С.А. Соловьева и В.М. Соковнина, такая значимая характеристика социальной технологии, как системно-организованный характер последовательности выделенных операций или элементов.

Кроме того, авторы, говоря о технологии, считают необходимым подчеркивать такую особенность, "... как инвариантность воздействий, операций, приемов. Технология без повторения, без воссоздания определенных структур... без инварианта быть не может".

Сделанные авторами уточнения позволяют следующим образом определить понятие "социальной технологии". "Мы предлагаем определять социальную технологию, - пишут С.А. Соловьев и В.М. Соковнин, - как материально обеспеченную и системно организованную последовательность инвариантных воздействий, операций, действий, приемов и т.д. на субъекты, субъект-субъектные и субъект-объектные отношения с целью их запланированного изменения и воспроизводства видоизменных социальных структур".

Понятие "социальная технология" неразрывно связано с понятием "социальное управление". Любая технология служит достижению определенных целей, и движение к ним характеризуется как управление этим процессом. В литературе можно встретить и понятие "социальное конструирование", которое в определенной мере синонимично обоим понятиям. Так, например, И. И Ляхов считает, что социальное конструирование указывает на "осуществляемые формы социального преобразования социального объекта".

Социальное конструирование предполагает наличие этапа проектирования. Как отмечает И.В. Бестужев-Лада, "... социальное проектирование сводится к процессу разработки проекта, форм конкретизации управления, к директивному определению будущего состояния конкретного объекта среды в рамках определенной программы или плана".

Аналогично определение Г.А. Антонюка: "социальное проектирование - это разработка научно обоснованной модели рациональных характеристик конкретных социальных организмов или их состояний в плане решения определенных социальных задач. Построенная модель и есть социальный проект".

Обратим внимание на то, что в обоих определениях имплицитно присутствует идея о возможности достижения той цели, которая директивно определена или отражена в параметрах и характеристиках модели "желаемого будущего". Именно так во многом и строилась социальная практика недалекого прошлого нашего общества. Вместе с тем этот во многом печальный опыт обращает внимание на одну немаловажную характеристику социальной технологии, а именно ее зависимость от уровня развитости и естественных законов изменения проектируемого объекта.

Логика проводимого нами категориального анализа требует обсуждения ряда проблем, без решения которых трудно определить специфику не только социального проектирования, но и, что нас собственно и интересует, специфику педагогического проектирования. Ключевыми в данном случае являются, на наш взгляд, три проблемы:

1) особенности проектировочной деятельности вообще;

2) парадигмы проектировочного мышления;

3) соотношение естественного и искусственного в проектировании.

Первая проблема связана с вычленением собственно проектировочной деятельности и деятельности, обеспечивающей проектирование. Собственно проектировочная деятельность - это деятельность, направленная на разработку модели объекта, его желаемого будущего, программы и плана организации работы по его достижению.

Деятельность, обеспечивающая проектирование, - специфический вид деятельности, описание которого осуществляется средствами и в терминах методологии проектирования. Другими словами, это деятельность, которая организует процесс проектирования и по отношению к последнему находится в рефлексивном отношении. |

Конкретной формой ее проявления, которая может фиксироваться и описываться достаточно определенно, является парадигма проектировочного мышления. Реальное проектирование социальных процессов, а в педагогике особенно, не всегда дифференцирует эти пласты проектировочной деятельности и специально не занимается проработкой особенностей и специфики каждого из них. Вместе с тем даже такой простой факт, как различный уровень качества подготовки урока опытным и начинающим учителем, свидетельствует о наличии у них различий именно и прежде всего в технологии проектирования как таковой.

Вторая проблема касается собственно парадигм проектировочного мышления. Вслед за А.Г. Раппапортом, мы выделяем "системотехническую" и "теоретико-деятельностную" парадигмы в методологии проектирования.

"В системотехнической методологии, - пишет А.Г. Раппапорт, - любой объект представляется как система элементов, связанных потоками материала, энергии и информации. Разрабатывая способы количественного измерения состояний элементов системы и параметров потоков, исследователи получают возможность формального описания системы в виде совокупности математических зависимостей, систем уравнений, диаграмм и блок-схем, в которых выражаются связи между состояниями элементов и характеристиками потоков".

Практика реализации системотехнической методологии проектирования, зародившись в области моделирования различных производственных процессов и структур функционирования технических систем, в области организации больших систем, будучи перенесенной в практику социального проектирования, столкнулась с рядом трудностей.

Во-первых, описание человеческого мышления в соответствии с данной методологиеи осуществляется по аналогии с работой машины и не выдерживает никакой критики. Смысло-творчество, рефлексия, аксиологические аспекты человеческой мыследеятельности остаются за бортом подобных описаний. Не случайно родоначальники системотехнической методологии - американцы - предпочитали бихевиоризм всем остальным направлениям психологического знания. Именно стимул-реактивная методология бихевиоризма как нельзя лучше Укладывалась в системотехническое мышление проектировщиков социальных процессов с участием человека.

Во-вторых, системотехническая методология оказалась не способной к решению проблемы конфигурирования описаний различных детерминант человеческого поведения и его организации в различных планах: культурном, ценностном, профессиональном и т.п. Камнем преткновения для системотехнической методологии проектирования являются "... конфликтные отношения, в которых становится актуальным обращение к ценностям и в ходе которых нормативные отношения могут существенно изменяться, рефлексивно переоцениваться".

И наконец, в-третьих, "мышление проектировщика в рамках кибернетической и системотехнической парадигмы обычно представляют как эвристический выбор одной из возможных альтернатив решения задачи. Такое представление предполагает потенциальное наличие множества возможных решений и четкую операциональную определенность критериев выбора. Оба этих требования, как правило, невыполнимы в проблемной проектной ситуации". А именно к последним ситуациям и относятся ситуации социального проектирования. Это наглядно можно проиллюстрировать, сославшись, например, на зарубежные концепции структурных изменений в организациях, которые базируются на различных модельных представлениях о специфике их детерминированности.

В.В. Щербина и Е.П. Попова в работе, посвященной обзору этих концепций, называют: структурно-ситуационную модель, инновационную модель, теорию случайных трансформаций, неконституциональный подход, феноменологическую модель, конфликтную модель, конфликтно-игровую концепцию, селекционную модель, фокусно-селекционную или эволюционную модель, экологическую или популяционно-селекционную модель. Заканчивая обзор, они пишут: "... любая из них дает глубокое описание только частных параметров, вовсе не учитывая других, не менее значимых. В подобных условиях они вряд ли могут быть использованы в управленческой практике". Другими словами, проблемность социальной ситуации налицо.

"Теоретико-деятельностная парадигма" в методологии проектирования изначально базируется не на кибернетико-технических представлениях и бихевиориальных схемах поведения, а на определенном представлении о характере и специфике человеческой деятельности. "В качестве основы этой парадигматики, - пишет А.Г. Раппапорт, - выступают модели, понятия и средства теории деятельности, а также модели и понятия методологических теорий, строящихся на деятельностной основе... В качестве элементарной единицы анализа деятельности в теории деятельности обычно рассматривается структура или схема "акта индивидуальной деятельности", в которой объединены различные виды организованности деятельности и множество связей и отношений между ними".

Практическое отличие социального проектирования с ориентацией на теоретико-деятельностную парадигму от любой другой ориентации заключается, во-первых, в том, что в ней с обязательностью принимаются во внимание законы естественного развития и функционирования объекта, чье создание или изменение проектируется; во-вторых, в объекте допускаются спонтанные флуктуации; в-третьих, неформализуемой характеристикой социального объекта являются его внутренние интенции, существенно влияющие на процесс преобразования; в-четвертых, деятельность реализатора проекта является элементом проектируемой системы и должна приниматься во внимание; в-пятых, используемая данной парадигмой схема акта индивидуальной деятельности позволяет применять ее как в исследовательской функции, так и в функции онтологической схемы сложившихся структур деятельности.

Принципиальная ориентированность теоретико-деятельностной парадигмы проектировочного мышления на учет естественных закономерностей развития и функционирования объекта создает серьезные трудности для проектировщика, поскольку в ряде случаев, в частности, в педагогике исключаются возможности проектного исследования, т.к закономерности развития и функционирования личности до сих пор описываются в самом общем виде и в полном объеме познать их можно только в реальной деятельности по осуществлению проекта. Кроме того, реализация социального проекта включает в себя личность, организующую его внедрение, специфика деятельности которой также непредсказуема.

Описанная ситуация создает дважды парадоксальную ситуацию: а) чтобы что-то изменить, необходим проект, но адекватный природе объекта проект не может быть создан, поскольку эта природа заявит о себе только в момент реализации проекта; б) разработчик проекта в силу причин, изложенных в пункте а) в оптимальном варианте является и реализатором проекта, который, в свою очередь, является "элементом" проекта. Другими словами, проектировщик должен проектировать собственную деятельность относительно объекта, закономерности развития и функционирования которого в направлении изменений неизвестны, и в этом смысле проектировщик... не может проектировать.

Существует ли выход из этого тупика? Да. В практике социального проектирования можно обнаружить несколько направлений поисков путей преодоления сформулированной выше парадоксальности.

А) Переход к вероятностному прогнозированию. Иллюстрацией этого направления поисков могут служить, например, модели развития общественных ситуаций или поведения электората при выборах Президента.

В педагогике это находит выражение в подборе педагогической технологии к уровню и характеру развития учащихся. Именно специфика технологии с определенной степенью вероятности гарантирует достижение запланированных результатов.

Мы поддерживаем и развиваем это направление поиска, предлагая, в частности, свою систему диагностики развитости учащихся, способ интерпретации получаемых результатов и обобщенные ориентиры разработки педагогической технологии под тип психического развития учащихся.

Б) Осуществление управления социальными процессами по результату. Родоночальники данного подхода к управлению, финские исследователи Т. Санталайнен, Э. Воутилайнен, П. Поренне, И. X. Ниссинен, сформировали основные положения своей конепции применительно к управлению производством.

Нельзя сказать, что методология концепции управления по результатам адаптирована к ситуации управления собственно социальными процессами. Тем не менее, отдельные ее элементы, несомненно, постепенно, на наш взгляд, начинают занимать все более заметное место в социальном управлении. Причем, в области педагогики это ощущается наиболее сильно. В самом деле, нельзя строить образовательный процесс, не определившись четко в целевых установкам, соотнесенных с возможностями субъекта к изменению, что обусловливает перенос акцента управления на процесс освоения. Подчеркивается право учащегося на ошибку, ведущее место отводится мотивации учения, в деятельности педагога на первое место выходит аналитико-экспертная деятельность в противовес традиционной - контрольной и т.д.

В настоящей работе ориентация на такого рода методологию управления поддерживается и развивается в отдельных ее направлениях. В частности, разработка системы критериально-ориентированных тестов и увязывание ее с таксономией учебных задач позволяет качественно изменить систему управления освоением учащимися учебного материала и др.

В) В исследованиях по социальному управлению расширяется спектр методологических работ, основная направленность которых связана с выработкой некоторых обобщенных рекомендаций по принципам осуществления социального прогнозирования, проектирования и т.д. с отказом от разработки унифицированных рекомендаций по организации социальной жизнедеятельности.

Реализация этих подходов конкретизируется относительно объекта преобразования и находит свое выражение в социальном управлении, например, в создании зон свободного экономического развития, как своеобразных экспериментальных площадках новой экономики. Другим примером конкретизации обобщенных схем является государственная политика в области статусов субъектов Федерации и т.д.

Педагогика также имеет немало примеров подобного характера. Вариативность программ обучения, альтернативные учебные заведения - это и многое другое, хотя и подготавливалось, и рождалось внутри практической педагогики, потребовало определенного методологического осмысления, которое позволило бы не только отделить "зерна от плевел", но и упорядочить всевозможные педагогические течения относительно главной цели образования - ученика.

В нашей работе эта логика практико-ориентированной педагогики представлена разработкой обобщенного алгоритма разработки авторской педагогической технологии.

Г) Особое место в работе исследователей по вопросам социальных технологий занимает проблема результата социальных преобразований, который представляется в виде модели, норматива, стандарта. Причем, здесь необходимо дифференцировать две ситуации: а) первая из них связана с созданием принципиально нового качества социального объекта; б) вторая - с воспроизведением на "новом социальном материале" имеющихся образцов социальных объектов. И если для первой ситуации характерен подход, в котором доминирует вероятностная установка, т.е. модельный результат преобразований рассматривается как ориентир, который, по возможности, необходимо достигнуть, то для второй ситуации параметры и характеристики норматива рассматриваются как необходимое качество развития социального объекта.

Педагогика в данном контексте попадает в противоречивую ситуацию: с одной стороны, она имеет дело с уникальной личностью ученика и в этом смысле для нее не может существовать прототипа, а значит воспроизвести определенное качество социального объекта она может с известной долей условности, а с другой стороны, институт учебного заведения призван воспроизводить "социальные объекты" строго определенного качества.

Собственно эта альтернатива во многом определяла внутреннюю логику развития дидактики, а сегодня присутствует в спорах о школьных стандартах. И дело здесь не в поисках компромисса. Он сегодня, на наш взгляд, найден в различных вариантах интерпретации назначения стандарта: а) стандарт школьного образования - это минимум, который необходимо освоить для адекватного вписывания личности в общество; б) стандарт - это описание уровня и качества освоения учебного материала, обеспечивающего дальнейшее обучение или более широко - полноценное освоение культуры; в)"... любой стандарт подвижен и динамичен, он лишь фиксирует внешние и внутренние детерминирующие факторы и - обстоятельства, которые так или иначе влияют на оценку результативности целенаправленной деятельности".

Главное, на наш взгляд, смена целевых установок педагогики, точное определение ее приоритетов: либо это подготовка "винтика" системы и тогда стандарт - это догма, а личность - средство достижения этой цели, либо личность - это цель образования и тогда стандарты, технологии, проекты, программы и т.п. - средства и ориентиры организации изменения и совершенствования личности.

Важно помнить и о том, что говоря о стандартах, мы ведем речь, в основном, о "знаниевом стандарте", практически не касаясь специфики ценностных норм, норм поведения и т.п. В личностно-ориентированном обучении подобное ограничение недопустимо. Развитие личности предполагает изменение ее мотивационной и эмоционально-волевой сфер. В обсуждаемом контексте весьма плодотворным, на наш взгляд, может оказаться предложенное Г А. Баллом различие "норм-стандартов" и "норм-идеалов". "... Нормы-стандарты, - пишет А.Г. Балл, - могут касаться процесса или результата деятельности, фиксировать несколько различающихся между собой уровней качества того или другого. Среди норм-идеалов целесообразно выделить достижимые в принципе и абсолютные, к которым можно только приблизиться. Но в любом случае сохраняется принципиальное различие между нормами указанных типов: нормы-стандарты обязательны для выполнения лицами, занимающими соответствующую социальную позицию, а степень приближения к идеалу - дело личное".

Вводимое А.Г. Баллом различие норм позволяет все нормы квалифицировать и формулировать двояко. В частности, собственно личностные нормы в данном контексте можно интерпретировать:

как нормы-стандарты в формулировке "НЕ... ", тем самым задавая достаточно определенные ориентиры для организации воспитательной работы, и как нормы-идеалы, степень достижения которых "дело личное", а оценивается она может экспертом на основе соответствующего тезауруса, включающего в себя систему понятий, адекватно и с должной полнотой характеризующей уровень и качество воспитанности.

Такой подход к осваиваемым учеником нормам хорошо просматривается и описывается в статике. Динамика их освоения нуждается в дополнительном обсуждении. В методологическом аспекте это последняя третья проблема - соотношения естественного и искусственного в социальном проектировании. "Естественное" в социальных процессах - закономерности развития и функционирования проектируемого объекта, определяемые его сущностной природой. "Искусственное" - модели, схемы, образцы и т.п., фиксирующие в своих параметрах и характеристиках будущее социального объекта, а также методы, средства и условия, обеспечивающие достижение поставленных целей.

Понятно, что изначально эти две стороны проявления и организации жизнедеятельности социальных объектов должны быть согласованы, а преобразование последних должно мыслиться как сложный искусственно-естественный процесс. В этом контексте, как отмечает А.Г. Раппапорт, "традиционное представление о проектировании трансформируется в представление об управлении изменением и развитием проектируемого объекта, проектирование мыслится как средство и форма социального управления.

К моменту окончания проектного цикла в объекте предполагаются изменения, требующие новых проектных исследований и разработок. Процесс проектирования становится "перманентным", в отличие от традиционного, "конечного" проектирования.

"Зацикливание" проектировочной деятельности в ситуации преобразований социально-морфологических систем подчеркивал американский ученый Р. Стадер. Он обращал внимание исследователей на необходимость постоянного исследования обратных связей между проектированием и его объектом, результаты которого должны учитываться на следующих этапах проектирования. Причем, само проектирование в таком подходе не только преобразует среду, но и непрерывно "обучается", совершенствует собственные средства.

Проектирование и реализация, таким образом, представляют из себя органические части единого процесса, который занимает время, сопоставимое с временем изменения качественной структуры объекта проектирования.

Подводя итог категориального анализа "социальной технологии", можно назвать следующие специфические признаки, отличающие ее от любых иных социальных воздействий:

это системно организованная деятельность по преобразованию социальных объектов;

в теоретическом плане ее можно представить как определенную последовательность действий, направленных на достижение определенных целей;

как технология, она инвариантна прежде всего в методологии организации проектирования изменений объекта;

парадигма проектировочного мышления детерминирована сущностной природой объекта изменений;

динамика социальной технологии характеризуется как искусственно-естественный процесс с постоянной обратной связью.

Осуществленный анализ специфики социального проектрования позволяет нам в общем виде говорить о возможных стратегиях собственно педагогического проектирования как разновидности социального.

Первая из этих стратегий связана с традиционным проектированием по прототипам. Суть этой стратегии в том, что существуют конкретные образцы продуктов той или иной деятельности человека, на которые проектировщик в новой ситуации и ориентируется как на своеобразную точку отсчета или модулятор принимаемых им решений.

Относительно педагогического проектирования это означает наличие в деятельности педагога-проектировщика конкретного образца "человека образованного", который и детерминирует его педагогическую деятельность в целом. Длительное время в отечественной дидактике такой образец оформлялся в виде социального заказа на "производство" человека с определенными социальными функциями. Развитие личности ученика в данном случае могло осуществляться только как "побочный продукт" педагогической деятельности. Мы предлагаем обозначать этот подход как "Косвенное проектирование личностного развития".

Методологическая основа такого проектирования тяготеет к системотехнической парадигме проектировочного мышления. Мы очень осторожно говорим об этом, поскольку в первой главе показали, что в реальной практике "чистых" типов организации педагогического процесса нет.

Вторая стратегия связана с тем, что прототипа нет. В лучшем случае существует некоторый идеал, путь к которому не определен. Более того, даже после первых шагов по этому пути нельзя однозначно сказать, что сделаны именно те шаги, которые необходимы. В социальной практике подобные ситуации возникают на переломных моментах общественного развития. В этих ситуациях приходится идти наощупь, медленно, руководствуясь предельно общими соображениями о возможной траектории движения.

В педагогической практике подобная ситуация возникает тогда, когда во главу утла ставится личность ученика, и задача педагогики сводится к созданию условий для максимального развертывания его потенциала. Уникальность личности ученика исключает возможности унификации методик его образования. Это собственно и есть ситуация личностно-ориентированного образования. В ней принципиально изменяются роли и функции участников педагогического процесса. В самом общем виде эти изменения представлены в следующей схеме.

Ученик как субъект

Педагог

Руководитель

Ученик как объект

Самоактуализирующ. личность

Цель профессинальных действий

Модель выпускника школы

Содержание и технологии образован

Развитость и сформированность личности

Средства, методы и формы обучения и воспитания

Модель педагогического процесса и управление им

Школа как система

"Заказчик" индивидуальности

Наставник

Концепция и стратегия управления

Педагог - субъект

Руководитель

Педагог как объект

Творческая индивидуальность и стиль деят-ти

Модель деятельности педагога

Содержание и технологии образован.

Авторские технологии

Модель функционирования авторских технологий

Школа как система

"Заказчик" условий и средств

Конкретная модель обеспечения педагогического процесса

Руковод. - субъект

Руководитель как объект

Руководитель как лидер

Содержание и технологии образования

Руководитель как организатор внутришкольной жизни

Школа как система

Руководитель как звено управленческой номенклатуры

В схеме позиции каждого из участников педагогического процесса осмыслены двояко: они оценены и как субъекты, и как объекты процесса.

На первом уровне системообразующим фактором рефлексии педагогического процесса является ученик. "Видеть" ученика сегодня школа может и должна только как самореализующуюся личность. Конкретизация этого положения для руководителя находит свое выражение в модели выпускника, для педагога - в целях профессиональных действий. Критерием достижения целевых установок школы и "ожиданий" ученика является уровень развитости и сформированности личности. Условиями его достижения - средства, методы и формы УВП и адекватное управление им на основе модели педагогического процесса. По отношению к школе в целом ученик как субъект выступает "заказчиком" на "изготовление" собственной индивидуальности. Выполнить такой "заказ" можно лишь через сотворчество, сотрудничество с учеником, через "майевтическую деятельность" наставника. В данном контексте организация деятельности школы в целом немыслима без концепции ее развития, в которую составными частями входят и модель выпускника, и модель педагогического процесса, и стратегия управления.

На втором уровне схемы системообразующим фактором рефлексии выступает педагог. Как личность, педагог не может не представлять из себя "творческой индивидуальности" со своим почерком. В противоположном случае он не сможет выполнить роль наставника. Сказав "наставника", мы уем самым задаем и модуль взаимоотношений учитель-ученик:

он не должен быть, по крайней мере, авторитарным. Концентрированное выражение индивидуального стиля можно обнаружить в наличии у него авторской педагогической технологии. Вместе с тем реализация авторской технологии предполагает, что школа создает условия для этого.

На третьем уровне представлена рефлексия позиции и деятельности руководителя. Как личность, он должен быть лидером. Однако нельзя быть ведущим, если сам не знаешь, куда идешь. Отсюда - требование концепции школы, ее философии, стратегии управления. Сегодня уже нельзя быть типовой школой по содержанию, чтобы обеспечить выпуск "самоактуализирующихся личностей". Если руководитель - лидер, то школа с точки зрения организации УВП, ансамбля педагогов, должна быть авторской. Подчеркнем еще раз:

авторской прежде всего с организационной точки зрения. Условием осуществления руководителя, как такого рода организатора, выступает наличие у него "команды" единомышленников, с одной стороны, а с другой - наличие "внешнеполитической концепции" школы. Под последним разумеется основание деятельности руководителя "вовне", т.е. в "пространстве" школ города, в работе с управленческими образовательными структурами.

Методология данного типа проектирования ориентирована на теоретико-деятельностную парадигму мышления. Она автоматически указывает на то, что педагогическое проектирование - это "перманентный" процесс, в котором важен и "материал" проектирования, и реализатор проекта, умеющий чутко улавливать "резонанс" естественного и искусственного. И в этом смысле педагогическая технология не может быть иной, кроме как авторской. Инвариантность, как признак технологии, касается методологии проектирования, особенностей парадигмы проектировочного мышления.

Такова общая логика вычленения возможной специфики педагогического проектирования как разновидности социального. Ее дальнейшая конкретизация возможна после рассмотрения особенностей педагогического проектирования в самой педагогике.

Похожие статьи:

Педагогическая рефлексия и её виды
Профессионально-педагогическая деятельность, которая осуществляется в условиях неопределенности и многозначности возможных решений ее задач, является своеобразной мета-деятельностью, как бы надстраивающейся над деятельностью учащихся, организующей основные виды их деятельности и влияющей на характе ...

История формирования культурно-досуговой деятельности детей
Досуг, или свободное время, как одна из сторон жизни общества в разные эпохи наполнялся различным содержанием, иногда весьма противоречивым. Детский досуг определялся суммой многих факторов, зависящих от провозглашаемых властью принципов общественной и экономической жизни на том или ином отрезке вр ...

Применение информационных технологий в обучении иностранным языкам как социально-педагогическая проблема
Современная информационная технология – это обработка информации с помощью персонального компьютера и современного программного обеспечения. Новые компьютерные технологии можно использовать в условиях обычного класса в городской и сельской школе, в общеобразовательной школе, гимназии, лицее. Они да ...

Главное меню

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.bravoschool.ru